Фоторепортажи





   Фоторепортажи    Новостной календарь    Хостинг картинок    Статьи    Реклама

Что хорошего принес кризис мировой политике?

Автор: Редакция YouSmi

27.12.2008

Просмотров: 834


Мировой финансовый кризис стал главным политическим событием конца года. Кризис сыграл позитивную роль в международной политике — он фактически предотвратил холодную войну, к которой Россия и Запад едва не скатились после войны на Кавказе.


Россия: меньше амбиций

Итоги российской внешней политики 2008 года оказались довольно неожиданными. Практически весь год Кремль активно боролся за усиление международного веса России. В новой концепции внешней политики президента Дмитрия Медведева был провозглашен тезис о том, что с однополярным миром покончено и Россия окончательно встала с колен. Глава МИДа Сергей Лавров на сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке заявлял, что не чувствует никакой изоляции, а наоборот, после войны с Грузии голос России в мире стал еще более громким. Наконец, Москва выступила с амбициозным планом заключения нового договора о европейской безопасности.

Однако финансовый кризис, по сути, перечеркнул все то, что российские власти были готовы записать себе в актив. Он же неожиданно сменил приоритеты внешней политики Москвы. Это фактически признал в своем итоговом интервью российским телеканалам президент Дмитрий Медведев. Отвечая на вопрос о том, каковы его основные задачи во внешней политике в будущем году, глава государства сначала сказал, что, конечно, необходимо "обеспечить достойное место России в международных отношениях". Но затем неожиданно продолжил: "Но мне кажется, сегодня нет более важной задачи, чем преодоление последствий глобального финансового кризиса".

Это означает, что российские власти осознали, что их внешняя политика уже не может быть столь амбициозной, как прежде — хотя бы потому, что на это больше нет денег. В новом проекте стратегии внешней политики России ("Ъ" писал о нем вчера) впервые говорится о необходимости экономить на громких международных проектах. По мнению авторов документа, Москва должна проводить исключительно прагматичную внешнюю политику, "исключающую затратную конфронтацию, в том числе новую гонку вооружений".

Впечатляющим достижением Кремля в уходящем году стало, например, сближение с Латинской Америкой. Президент Дмитрий Медведев совершил первое масштабное турне по странам континента, заявив, что отныне Россия будет гораздо активнее экономически сотрудничать с латиноамериканскими странами. Лидеры тех стран, куда российский президент не заехал, в течение нескольких месяцев посетили Москву сами: в России побывали президенты Аргентины и Никарагуа и вице-президент Колумбии. Однако, как признаются собеседники "Ъ" в российских компаниях, которым предписано развивать отношения с Латинской Америкой, скорой экономической экспансии не предвидится. К примеру, несмотря на то что Россия и Венесуэла с помпой подписали соглашение о создании нефтегазового консорциума, у участвующих в нем российских компаний из-за кризиса нет свободных средств для инвестирования в Латинскую Америку.

Показательна и ситуация, в которой оказался флагман российской внешней политики — "Газпром". Реализация двух самых мощных его зарубежных проектов уже оказалась под вопросом. Как отмечает глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин, в опубликованной "Газпромом" генеральной схеме развития газовой отрасли на период до 2030 года не заложена реализация проектов South Stream и Прикаспийского газопровода. Более того, в 2009 году "Газпрому" грозит потеря $20 млрд доходов, поэтому сейчас госмонополия активно ищет западных партнеров, готовых профинансировать осуществление таких проектов как Nord Stream и Штокмановское месторождение. В обмен на дополнительные вложения со стороны партнеров "Газпром" даже готов уменьшить свою долю в проектах. Таким образом, популярная еще два года назад идея о "российских газовых клещах", в которых может оказаться Европа, в условиях кризиса становится все менее актуальной.

США: новый старт

Кризис наверняка приведет и к пересмотру американской внешней политики. Уже после избрания Барака Обамы на пост президента США глава его переходной комиссии Джон Подеста заявлял, что первым делом будущий хозяин Белого дома пересмотрит некоторые важные постулаты политики своего предшественника. Газета The New York Times на этой неделе сообщила, что одной из важнейших перемен в американской внешней политике может стать отказ от развертывания системы ПРО в Восточной Европе. В команде Обамы давно высказывали скептицизм по поводу этой затеи. А еще до президентских выборов в США бывший госсекретарь Мадлен Олбрайт заявляла "Ъ", что развертывание ПРО кажется ей не слишком рациональной и слишком затратной идеей — в частности потому, что до сих пор у Ирана нет баллистических ракет, против которых эта система должна защищать Европу. По этой логике, в условиях кризиса система ПРО должна стать одной из первых, попавших под сокращение.

Барак Обама, ставший одним из немногих ведущих мировых политиков, позволивших себе полноценные рождественские каникулы, на Гавайях записал радиообращение к американскому народу. В нем он по традиции пообещал "повести страну в новом направлении", однако в отличие от своих предвыборных речей будущий президент США отметил, что у него нет другого выхода — совершить перемены Америку вынуждает финансовый кризис (см. материал на этой странице).

Тяжелая осень 2008 года между тем сыграла довольно позитивную роль в российско-американских отношениях. Так, после войны в Грузии почти все американские эксперты сходились во мнении, что Россию необходимо изолировать и новая "холодная война в миниатюре" неизбежна. Однако ситуацию исправил кризис — ведущим странам оказалось не до выяснения отношений, а проблема Грузии автоматически отошла для США на второй план.

Кризис может подтолкнуть новую американскую администрацию и к улучшению отношений с Ираном — тем более что Барак Обама в ходе своей предвыборной кампании обещал лично начать прямые переговоры с Тегераном. Да и президент Ирана Махмуд Ахмади-Нежад уже успел сделать шаг навстречу Западу. Так, по просьбе британского телеканала Cannel 4 он записал рождественское телеобращение к жителям Великобритании. В нем он почти ни словом не упоминает Израиль или США и вообще не говорит о политике; основные герои его послания — Иисус Христос и мировой кризис. Более того, в рождественском поздравлении он размышляет о том, что, если бы Иисус жил сегодня, он наверняка боролся бы против "деспотической мировой экономики и политических систем". Причиной же финансового кризиса господин Ахмади-Нежад назвал то, что Запад забыл заповеди Христа.

Европа: антикризисное единство

Кризис уходящего года подарил Европе одного супергероя — им стал президент Франции Никола Саркози, возглавлявший с июля Евросоюз в соответствии с традиционным принципом ротации. Он стал самым активным и самым успешным председателем ЕС за все время существования этого института и породил в Европе массу разговоров о том, что европейское единство все же возможно — при наличии энергичного лидера. За полгода своей деятельности на посту председателя ЕС господин Саркози успел поработать над созданием Средиземноморского союза, побыть посредником в переговорах между Россией и Грузией и возглавить европейские усилия по выходу из финансового кризиса. Даже на Рождество он не стал отдыхать, а вместе с женой, справлявшей в эти дни свой 41-й день рождения, отправился на саммит ЕС—Бразилия.

Можно было ожидать, что в условиях кризиса центростремительные силы в Европе возобладают над центробежными, однако благодаря Никола Саркози этого не произошло. Критики господина Саркози называют его Наполеоном, пытающимся стать новым императором Европы.

Главным политическим антиподом французского президента стала Ангела Меркель, отвергшая как его план выхода из кризиса, так и не воспринявшая идею объединения Европы под энергичной властью Никола Саркози. Впрочем, даже она заявила, что французский лидер "очень хорошо поработал, выводя Европу из водоворота мирового кризиса". А экс-премьер Великобритании Тони Блэр и вовсе предложил сделать Никола Саркози человеком года по версии журнала Time и даже написал по этому поводу статью в это издание.

Вряд ли новый год будет способствовать дальнейшему единению Европы, поскольку новым ее председателем с 1 января станет президент Чехии, евроскептик Вацлав Клаус. Однако не исключено, что подобный резкий перепад даже сыграет на пользу евроинтеграции.

С перспективами своих взаимоотношений с Россией в условиях кризиса Европа определилась еще в уходящем году. Еврокомиссия выпустила новый прогноз потребления энергоносителей, в котором констатировала, что тяжелые времена вынуждают ее к энергосбережению. Согласно прогнозу, импорт газа в Европу может уменьшиться на 25%, а нефти — на 13%. Это, очевидно, грозит России новыми экономическими трудностями, однако, что парадоксально, вовсе не противоречит всем стратегиям и концепциям внешней политики России, опубликованным в уходящем году. Ведь в них, словно мантра, повторяется утверждение, что Россия стремится диверсифицировать свою экономику и отказаться от не слишком почетного статуса поставщика сырья.

Михаил Зыгарь

Оригинал статьи на kommersant.ru



Оцените статью


стиль 0 актуальность 0
форма подачи 0 грамотность 0
фактура 0
* - Всего это среднее арифметическое всех оценок, которые поставили пользователи за эту статью