Фоторепортажи





   Фоторепортажи    Новостной календарь    Хостинг картинок    Статьи    Реклама

Нож

Автор: Volkov Sergei

03.05.2008

Просмотров: 1827


90-е годы 20-ого века. Россия. Москва. Зима. Вечер. Темно. Фонари не горят. Арка.За углом стоит человек. Он сжимает в руке нож. Губы дрожат. В глазах - страх. Он тощ, он голоден, он замерз, он похож на голодного волка с разумом человека. Он хочет убить, но боится. Совесть гложет, перед глазами мелькает маленький человечек, который умирает от голода, которого он может спасти. Это его сын. Последняя надежда. На будущее.

Послышались шаги. По темной улице шагает, еле шагает, человечек. В руках - сумка. Она почти пуста. На дне сиротливо лежат несколько кусочков хлеба и уже почти протухшее мясо. Казалось бы - мерзость, но... Это могло спасти кого-нибудь от голодной смерти.
Запах. Человечек морщится. Он пошатывается. Лицо болезненно-белое, губы отдают мертвой синевой, они дрожат, холодный бездумный взгляд - он похож на зеркало, отражающее темноту. В глазах мелькает. Расплываются круги. В мозгу крутится наивное, детское, истинное, чистое: " Господи, прости меня! Я не мог иначе! Я украл... Отец может умереть... от голода..." Мысли прерываются, головокружение. "Я должен идти. Отец... ждет..."

И в этот момент встретились два тела, два голодных тела. И две души, две кого-то любящие души, готовые ради близких на всё: на убийство и на кражу.
Нож ворвался в детскую плоть. " Боже, прости меня! Умирает сын. Я не могу иначе".
Детская кровь вспорхнула вольной птицей, взлетела и разорвала кристаллы снега раскаленными красными иглами. Снег был таким же чистым, как душа, которая в последние минуты жизни отмаливала грехи убийцы у Всевышнего, которая немного покружила над грешной землей и находилась уже на пути ввысь, к тому, кто все простит.

По лицу убийцы потекли слезы; на ресницы выпала соль всех океанов. Он ещё не видел  жертвы, он просто УБИЛ. Он поднял бездыханное тело, стряхнул снег с её лика, от которого веяло чем-то болезненно-белым, на котором уже не дрожали синие от холода губы. В горле застрял ком. Душа медленно умирала. Душа убийцы.

Крик. Пронзительный. Жалобный. Яростный. Просящий и отвергающий всё. Как вой раненной волчицы. Он видел перед собой лицо, которое недавно мелькало в сознании. Те самые синие губы и бледное лицо. Иней на ресницах, обтесанные голодом скулы и ... больше ничего. Плоть. Всего лишь плоть.

Крик, крик, ещё крик... И на белом и чистом снегу лежат два тела: отец и сын. Их души уже недосягаемы, высоки до хрипа в горле. Они простят друг друга. Простят и станут ещё чище, чище, чем тот белый, но окровавленный снег.



Оцените статью


стиль 0 актуальность 0
форма подачи 0 грамотность 0
фактура 0
* - Всего это среднее арифметическое всех оценок, которые поставили пользователи за эту статью